Портал вакансий
профессионального образования
Пользователей: 531
Вакансий: 295
«73 процента выпускников школ уезжают из Челнов! А мы набираем сотрудников из села»
Автоград вынашивает кадровый мегапроект: то ли массовое переселение, то ли суперсовременный колледж.

Бурное развитие ТОСЭРа натолкнулось на проблему: компании-резиденты объявляют о наборе тысяч людей, но даже при хороших зарплатах не могут найти специалистов. Руководители предприятий на встрече в ТПП с представителями учебных заведений пожаловались, что годами не могут найти токарей даже на простейшие станки, а инженеры, выпущенные вузами, не умеют держать в руках штангенциркуль. В ответ они услышали признание, что сегодня невозможно прогнозировать, какие специальности будут нужны завтра.

ПРИРОСТ 300 ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК ЗА 5 ЛЕТ?

Готовность к передовым технологиям, знание языков и элементарная культура поведения – вот то, чего не хватает выпускникам учреждений средне-специального образования, даже не говоря о том, что и сами они с каждым годом становятся все более дефицитным ресурсом для промышленности Набережных Челнов. Текущие кадровые потребности и тенденции обсудили накануне директора и представители учебных заведений города с одной стороны и предприятий-резидентов ТОСЭР «Набережные Челны» – с другой. Организатор тематического круглого стола – комитет по образованию при ТПП города, созданный в прошлом году, –рассадил педагогов и промышленников друг напротив друга, видимо, готовясь к бурной претензионной дискуссии. Копий, однако, ломать не стали. Колледжи и вузы по очереди отчитались о своих учебных программах, а предприятия – о потребностях, которым, как выяснилось, эти программы по-прежнему не соответствуют.

О недальновидности некоторых руководителей от образования может говорить в первую очередь тот факт, что ТПП удалось собрать за круглым столом 14 резидентов из 21 действующего в Челнах, и почти все они называли одни и те же специальности, которых в городе не найти. Казалось бы, что может быть проще: привезти или обучить преподавателей под конкретные названные профессии, почему нельзя было сделать этого раньше? Правда, встреча с участием реальных промышленников получилась первой, и не стоит забывать, что сами компании по большей части созданы только в прошлом году, двухлетки среди них – ветераны, а некоторые еще не запустились. Технологичные производства в Челнах сосредоточены именно в ТОСЭРе, это новая страница в истории города. Сами педагоги отметили вчера вечером, что о большинстве компаний они услышали впервые. С другой стороны, учитывая, что ТОСЭР имеет достаточно информативный сайт и неплохую информационную поддержку как минимум в городских и региональных СМИ, расценивать неосведомленность ссузов можно как оправдание, а можно и как недостаток желания соответствовать потребностям рынка.

В президиуме комитета по образованию расположились сразу три заместителя руководителя исполкома: по экономике – Наталия Кропотова, по вопросам развития ТОСЭР – Эльдар Тимергалиев и по образованию – Рамиль Халимов. Возглавляет комитет ректор педуниверситета Файруза Мустафина. Гендиректор ТПП Фарид Башаров, взяв слово одним из первых, рассказал, что был на днях в Тольятти, где тоже образована ТОСЭР, и уловил в тольяттинцах некоторую зависть по отношению к челнинским коллегам. По количеству резидентов города сравнялись, однако на родине ВАЗа инвестиционный порог для входа компании в ТОСЭР составляет 20 млн рублей против 50 млн в Челнах. Если в других татарстанских ТОСЭРах, где порог тоже ниже челнинского, этому факту радуются, то тольяттинцы – наоборот, потому что компании заходят помельче. Башаров также пригласил всех резидентов вступать в ряды членов ТПП – как выяснилось, лишь одна компания из 21 сегодня обладает таким статусом, хотя через ТПП именно в связи с подбором кадров прошли многие.

Основной вопрос встречи сразу сформулировал Тимергалиев, отметив, что сегодня в ТОСЭРе заявлено 4,3 тыс. рабочих мест, фактически создано 2,3 тыс., безработицы нет – ее коэффициент держится на уровне 0,42. Так откуда же брать трудовые ресурсы? Кропотова со своей стороны уточнила, что только Haier с учетом будущего промышленного парка запросил 5 тыс. сотрудников. Любопытно, что почти столько же, 4,6 тыс. человек, понадобится в будущем КАМАЗу. До сих пор автогигант лишь сокращал свой штат, провожая пенсионеров и не восполняя их отток, но теперь, видимо, речь идет о комплектации штата строящегося завода каркасов кабин. Вообще, в словах Кропотовой прозвучали и другие нераскрытые намеки: к примеру, она заявила о разработке некого кадрового спецпроекта трехлетнего действия, которому потребуется поддержка республики. В рамках этого проекта, по словам Кропотовой, уже ведутся переговоры с работодателями о создании бесплатных мест в вузах за их счет. Вероятнее всего, речь идет о реализации стратегической идеи руководства города о существенном увеличении населения Челнов как минимум на 100 тыс. человек либо о массовом переселении в автоград – Кропотова вскользь затронула эту тему в конце встречи, говоря о материальных стимулах для приезжих. Видимо, решению данной задачи и посвящен загадочный проект, а пока, как отметила Кропотова, население Челнов растет на 1,5–2 тыс. человек в год. Она, кстати, известила также о запуске бесплатного портала вакансий «Работа рядом», ориентированного на предприятия автограда. Портал, отметим, является социальным проектом ТПП.

«73 ПРОЦЕНТА ВЫПУСКНИКОВ УЕЗЖАЮТ ИЗ ГОРОДА!»

От образования первым выступил ректор Набережночелнинского государственного торгово-технологического института Виктор Суворов – единственный, кто не стал презентовать свой вуз, а оценил проблему кадров в федеральном масштабе. Он отметил, что сегодня просто непонятно, какие профессии будут востребованы завтра – за техническим прогрессом не угнаться. Однако промышленность и образование, по мнению Суворова, никогда не выйдут на конструктивный диалог, если страна не сумеет сориентироваться на зарубежный опыт. В качестве такового Суворов привел Сингапур, где предприятию выгодно обучать персонал в учебных заведениях за свой счет – это дает налоговые льготы, перекрывающие фактические затраты. Вместо того чтобы пойти по тому же пути, Россия выбрала болонскую систему образования и теперь имеет бакалавриат, который, как утверждает ректор, принципиально уступает системе советских техникумов.

«73 процента выпускников школ уезжают из города! – констатировал Суворов (Халимов, кстати, позже несколько скорректировал цифру, озвучив показатель в 71%). — А мы набираем сотрудников из села, ищем по районам. Если сейчас в Челнах многие видят спальный город, то завтра это качество лишь усилится».

На общую тему высказалась также Мустафина, позавидовав активности крупных корпораций, которые, по ее наблюдениям, уже начали решать свои кадровые перспективы на этапе детских садов – их кадровики работают с родителями и начинают обучать базовым навыкам с детского возраста.

Основное время встречи организаторы посвятили обмену фактической информацией между педагогами и работодателями выпускников. Каждый из десятка присутствующих вузов и колледжей, за исключением НГТТИ Суворова, отчитались о своих возможностях. Так, ресурсный центр Камского государственного автомеханического техникума обучает и автомобилестроению, и монтажу промышленного оборудования, и даже банковскому делу, а навыки по литейным специальностям, вероятно, можно получить только здесь во всем Поволжье. КГАМТ готовит много рабочих профилей и специалистов среднего звена, в настоящее время здесь обучаются 2,2 тыс. человек, а ресурсный центр готов корректировать программу под запросы работодателей.

Филиал КНИТУ-КАИ небольшой, но занимается именно целевой подготовкой кадров для конкретных предприятий. В прошлом году заявки на выпускников вуза подали 26 предприятий, а в этом году, по словам директора филиала Лилии Ягудиной, студентов забирают на производство уже со второго курса, причем сразу на должности специалистов. К тому же учащиеся отличаются хорошим владением иностранными языками.

Ресурсный центр на базе Камского строительного колледжа им. Батенчука располагает тремя учебно-лабораторными комплексами и общежитием и готовит в настоящее время по 7 профессиям (14 квалификаций) и 4 специальностям. Технический колледж им. Поташова поставляет кадры по заявкам КАМАЗа и тоже предлагает широкий спектр специалистов: машиностроение, обработка материалов, логистика, получена даже лицензия на обучение обслуживанию роботов... Но и их студенты трудоустраиваются еще в процессе обучения. О 100% трудоустройства отчитался и руководитель Набережночелнинского политехнического колледжа Ильдар Ганиев – и он, и многие из перечисленных и остальных руководителей готовы работать по заявкам предприятий, выезжать к ним, прося в ответ корпоративные стандарты, материальную базу для практики и преподавателей из числа сотрудников компаний. Однако предложенные специальности, несмотря на их обилие, не попадают в запросы резидентов, да и кого нанимать, если к концу обучения все уже трудоустроены? Просто не хватает молодых людей. Как пояснил Халимов, отчасти этому поспособствовало введение ЕГЭ, благодаря которому выпускники школ имеют возможность поступать в любой вуз страны по результатам экзамена, вот они и уезжают из провинции.

По словам председателя комитета Мустафиной, если сфера образования ничего не предпримет в ближайшее время, компании начнут создавать собственные учебные центры, оставив вузы и ссузы без работы. В Челнах, кстати, такой пример уже есть – первый корпоративный торгово-технологический колледж открыла «Челны-Холод», и теперь компания сама готовит для себя поваров и технологов. В этом году у колледжа 250 учеников.

«ВЗЯЛИ МЫ 7 ЧЕЛОВЕК ИЗ ПОЛИТЕХНИЧЕСКОГО КОЛЛЕДЖА. ЭТО ОЙ...»

Кто же нужен резидентам ТОСЭРа? Чаще всего в продолжение темы кадрового голода с другой стороны стола говорили вовсе не о рабочих специальностях, а о таких, как инженер, технолог, аппаратчик – люди, способные обслуживать импортное оборудование. Нужны маркетологи, большой спрос на бухгалтеров со знанием английского языка. Но даже те востребованные знания, которые можно получить в Челнах, не устраивают резидентов уровнем. Это касается практически всех более-менее наукоемких профессий: резиденты в один голос заявляли, что выпускники фактически не имеют базовой подготовки. Впрочем, необходимость совместной работы с учебными заведениями и собственного кадрового планирования промышленники признают.

В частности, директор по производству ООО «Венские Вафли» Дмитрий Жуков вспомнил о советской системе планирования на предприятиях, когда кадровые отделы просчитывали будущие потребности в связи с ростом производства, выходом сотрудников на пенсию – учитывали любые факторы. Теперь, по мысли Жукова, эту функцию должен бы выполнять центр занятости, однако этого не делает. «Специалисты, которых вы готовите, – обратился Жуков к педагогам, – уже лет 15–20 как не нужны на рынке, но вы, видимо, не знаете, кто реально нам нужен. Учебных заведений много, а проблем с персоналом еще больше. Мы уже выпускаем первую продукцию, нам нужны кондитеры, а учебного заведения для них нет. В перспективе понадобятся маркетологи, но вузы всерьез их не готовят – реальных специалистов, которые способны анализировать рынок и контролировать продажи. Я искал, но не нашел. Искали специалистов, которые могли бы разрабатывать упаковку продукции – тоже нет, привезли из других регионов».

«Хайер Лаундри Машин Рус» – будущий завод стиральных машин от Haier – собирается набирать персонал весной будущего года. Китайцам нужны слесари механосборочных работ, операторы оборудования. Чтобы не пролететь с кадрами, Haier открыл в Челнах тренинговый центр и уже обучил 243 человека, пока для завода холодильников. От вузов компания просит только толковых технарей с надежной теоретической базой, специфике готовы обучать сами на рабочем месте.

Металлургический комбинат «ТЭМПО» нуждается в литейщиках, но имеющиеся в городе не годятся – бывшие работники литейного завода КАМАЗа, как выяснилось, ничего не смыслят в производстве строительной арматуры. Комбинат пожаловался также на отсутствие специалистов по охране труда и смежным профилям – в этом смысле представителей «Татэлектромаша» поддержали многие работодатели.

Замдиректора по технологиям фабрики клюшек «Заряд» Сергей Чумаченко пожаловался, что технологи, приходящие к ним, не отличают органические материалы от неорганических. «Заряд», закупая дорогие импортные материалы, нацеливается на локализацию производства в будущем, а это задачи для химиков и конструкторов, сведущих в специализированном программном обеспечении, причем небольшой фабрике требуются работники с комплексными компетенциями, так как и объемы не столь велики. Как и Сергею Акульчеву, владельцу «Венских вафель», Данису Зарипову требуются спецы, способные организовать и управлять продажами.

На «Полихим Системс» рабочие тоже не требуются, а нужны опять же инженеры-технологи. Компания рассчитывает всего-то на 30 рабочих мест, из которых 21 уже заняты, но нужные компетенции все равно приходится искать в других регионах. У НПП «Челны-агрегат» беда как с ИТР, так и с рабочими: директор Сергей Ивченко за год не смог найти в городе четверых токарей даже на простейшие станки. Искал активно, вплоть до развешивания объявлений в колледжах. Ивченко поделился, что ребята после учебы, даже если есть понятие о специфике работы, просто не готовы трудиться.

«Экорегиону» требуются инженеры, химики, технологи, аппаратчики пиролиза на среднюю зарплату 38 тыс. рублей – к концу года нужно набрать 76 человек. ООО «Чишмэ» ищет технологов пищевого производства, компания готова компенсировать часть расходов и организациям, и обучающимся.

Наиболее эмоциональной речью отличился технический директор ООО «Тэск» Ганбар Джангиров. Компания вложила в производство СИП-арматуры уже 120 млн рублей и собирается вложить еще 60, сейчас в штате работают 45 человек. Оборудование стоит в основном немецкое – проблема отчасти в этом, но есть и другая сторона: челнинцам, по наблюдению Джангирова, не знакома культура как производства, так и поведения.

«Все оборудование высокого класса, сначала мы искали кадры, потом перестали искать. Учить производству – это одно дело, а найти работников, готовых работать по стандартам иностранных компаний, – другое. Поэтому все наши кадры прошли стажировку в Ульяновской области. Там работают много иностранных компаний, и институты готовят работников для них. Здесь у выпускника стоит в дипломе пятерка за иностранный язык, а на деле он пять предложений сложить не может, не говоря уж о технической литературе. В Ульяновской области любой студент хочет работать в иностранной компании, он не хочет работать на УАЗе. А здесь, не в обиду, студент думает: никуда не возьмут, все равно идти на КАМАЗ. Для нас главное – базовые кадры, как и для коллег, но выпускники с инженерным образованием не знают, как штангенциркуль держать, не знают стандартизации. Поэтому красный диплом пугает, мы лучше возьмем тех, у кого нет опыта, и сами научим. Взяли мы 7 человек из политехнического колледжа. Это ой. У нас стена была красиво оформлена – на второй день вся красота исчезла. Это элементарное воспитание».

«В РАВНЫХ УСЛОВИЯХ МЫ БЫ НЕ СМОГЛИ КОНКУРИРОВАТЬ...»

Резюмировали встречу члены комитета по очереди. Кропотова отметила, что борьба за кадры становится все сильнее и то ли еще будет: разнообразных льготных территорий для бизнеса создается все больше, они конкурируют за человеческий капитал.

«Если вузы отчитываются, что выпускники уже на 100 процентов трудоустроены, значит, уже нехватка. Для решения задачи нужна аналитика. Вот скажите, кто уже возит сотрудников из районов? – спросила Кропотова, и человек пять подняли руки. – Приезжим специалистам нужны жилье и компенсации. Я прошу вас подготовить разбивку на три года, кто вам нужен и сколько. Если мы будем переселять, потребуются деньги. Тот же Ульяновск дает по 225 тысяч на приезжего специалиста». Быть может, в этих словах и кроется секрет спецпроекта – Челны, вероятно, рассчитывают на республиканское финансирование приезжих. Правда, при таких ориентирах – 100 тыс. специалистов и 225 тыс. рублей подъемных – бюджет получается запредельным: такая программа потребовала бы свыше 20 млрд рублей.

Впрочем, возможно, речь идет о другом финансировании, потому что на встрече со стороны президиума прозвучал еще один любопытный намек: не пора ли основать еще одно учебное заведение, ориентированное на новые профессии с учетом того факта, что имеющиеся у вузов и ссузов лицензии далеки от реальных потребностей?

Еще один срез резюмирующих мнений касается утраты престижа рабочих специальностей. Кропотова, например, с ностальгией напомнила, как в советские времена ИТР получали 80 рублей в месяц, а рабочие – до 200. Халимов в том же духе отметил, что когда-то страной управлял рабочий класс – рабочие сидели в правительстве, избирались депутатами. Сейчас это задача профориентации.

Тимергалиев же заявил, что рассказ Джангирова об образовательных компетенциях Ульяновской области стал для него самым тревожным звоночком на этой встрече. «Тэск» сегодня признал, что, если бы не налоговые льготы, он бы лучше открыл производство в Ульяновской области, – констатировал рулевой ТОСЭРа. – Следовательно, в равных условиях мы бы не смогли конкурировать».


Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://kam.business-gazeta.ru/article/371788

07.02.2018